PR/Fresh
Новости Банкротство

Тренд на банкротство

Сложности в работе возникли у очень многих компаний. Не избежал потрясений и юридический сектор: закрытие судов, запрет на банкротства, падение платежеспособного спроса и карантин не могли не сказаться на его работе. УрБК попросил екатеринбургских юристов рассказать о том, как изменилась отрасль в последние месяцы.

Спрос упал и поднялся

Как отмечают участники рынка, бизнес юридических компаний напрямую связан с состоянием дел у их клиентов. Большинство опрошенных представителей отрасли рассказали, что, как и все представители бизнеса, столкнулись с нерабочими днями и экономическими последствиями локдауна.

Как рассказал старший партнер юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин, с точки зрения бизнеса юристы и их клиенты в одной лодке.

«Есть миф, что когда на рынке кризис и неблагоприятные экономические явления, то у юристов все хорошо, все классно. На самом деле ситуация простая: если у клиентов нет денег, то денег нет и у юристов. Соответственно, поскольку упала выручка большого количества сегментов бизнеса, то упала выручка и у нас. При этом работы меньше не стало», — рассказал Роман Речкин.

По его словам, тяжелая ситуация на рынке сложилась с середины марта и продолжалась по начало мая, когда из-за ограничений суды перестали работать в нормальном режиме.

«У нас, так же как и в других организациях, большая часть сотрудников была переведена на дистанционную работу. А значительная часть нашей работы завязана на суды. Если суды не работают, мы не можем защитить права доверителей, работа не продвигается, и деньги платить нам не за что», — отмечает Р. Речкин.

Руководитель адвокатской конторы «Магнат» Андрей Мелихов уверен, что кризис в отрасли заметен, его признаком является растущее число безработных коллег.

«Конечно, апрель-май этого года были тяжелые в плане работы — не было судебных процессов. На нас это не сильно отразилось, давно работаем, но многие адвокаты, юристы стали звонить, спрашивать работу. Очень сильно это проявилось в июне. Когда суды открыли, стало легче», — рассказал А. Мелихов.

Управляющий партнер юридической компании «ЭНСО» Алексей Головченко рассказал, что не заметил снижения объема работы.

«Объем работы уменьшался только в период локдауна. Соответственно, когда суды и госструктуры не работали, юристы могли вести только консультации. Пока все открыто, объем работы не уменьшается, но спрос клиента сместился на абсолютно другие виды юридических услуг, чем это было до пандемии COVID-19», — отметил А. Головченко.

По словам партнера юридического бюро Veritas Романа Лукичёва, число проектов, над которыми заняты юристы этой компании, после падения в начале пандемии COVID-19 сейчас вышло на докризисные показатели.

«Мы быстро и безболезненно перешли на удаленный формат работы. Рабочие конференции и встречи с клиентами мы перевели в онлайн. После открытия судов и улучшения эпидситуации возобновили офисную работу, но с использованием всех средств защиты. Офис оснастили антисептиками, модернизировали систему вентиляции, снизили количество офлайн-встреч», — отметил Роман Лукичёв.

В адвокатском бюро LOYS УрБК сообщили, что, по их мнению, ситуация на рынке не меняется с лета, а состояние дел на конец осени юристы прокомментировать не смогли.

IT и экспортеры в плюсе

В сложной экономической ситуации заметно изменились запросы клиентов юридических фирм. По словам Романа Речкина, в разгар пандемии COVID-19 одними из первых за консультациями к правоведам обратились субъекты малого и среднего бизнеса.

«Мы зафиксировали волну обращений с просьбами о консультациях по вопросам оплаты труда в нерабочие дни, толкования указов губернатора об установлении ограничений, которые менялись каждые три-четыре дня и, откровенно говоря, очень плохо были написаны с точки зрения юридической техники. Основная часть вопросов исходила от малого и среднего бизнеса, который сильнее всего попал под ограничения. Увеличилось количество обращений по договорным спорам, по договорам аренды, кредитным договорам», — описал ситуацию Р. Речкин.

В Veritas Law Office зафиксировали увеличение числа проектов по структурированию бизнеса в интересах IT-сектора, но уменьшение в сфере производства.

«Нас удивил рост числа обращений от клиентов из IT-сектора с запросами на структурирование бизнеса. Такая услуга востребована, когда в компании не успевают правильно выстроить процессы внутри организации в связи со взрывным развитием компании. Из восьми проектов, которые в этом году ведут юристы компании, семь касаются компаний из IT-сектора. Это классические интернет-магазины и компании, предоставляющие услуги в области программного обеспечения. То есть у компаний из этого сектора экономическая ситуация намного лучше, чем у компаний, занятых в реальном секторе экономике», — говорит юрист Р. Лукичёв.

Алексей Головченко рассказал, что спрос на виды юридических услуг меняется вместе с тем, как ухудшается экономическая ситуация в среде малых и средних предпринимателей.

«Раньше люди смотрели в сторону развития, вариантов инвестиций, и спрос был на соответствующие юридические услуги. Сейчас все понимают, что ситуация в малом и среднем бизнесе катастрофически будет ухудшаться дальше. Предпосылок для позитива нет. Поэтому в эти дни запросы у клиентов на банкротство, на взыскание задолженности, на трудовые споры, на все, что связно с конфликтом. Ситуация похоронного настроения. Люди или пытаются спасти бизнес, или похоронить таким образом, чтобы было меньше последствий. Это печальный тренд для страны», — сетует управляющий партнер юридической компании «ЭНСО».

По словам А. Головченко, предприниматели не верят, что спрос на товары и услуги в ближайшее время вырастет.

«Если говорить про тренды в МСП, то люди пытаются каким-то образом вытащить деньги из своего бизнеса, пытаются распродать активы. Предприниматели не верят, что уровень спроса и потребления в ближайшее время вырастет. Не пользуется спросом все, что связано с инвестиционной деятельностью, — люди перестали инвестировать в свой собственный бизнес, покупать оборудование, вкладывать деньги в венчурные направления. Все, что связано с запуском новых проектов, сейчас стоит, соответственно, и спрос на юридическое сопровождение такой деятельности тоже», — утверждает А. Головченко.

Тем не менее он отметил, что неплохо в эти дни себя чувствуют экспортеры, так как рубль снова подешевел.

«Бизнес перестраивается и переориентируется, чтобы торговать на экспорт. Это единственный позитивный тренд. Подразделение Центра поддержки экспорта в Свердловской области хорошо работает и помогает предпринимателям. Спрос на юридическую поддержку участников ВЭД вырос», — утверждает А. Головченко.

Руководитель адвокатской конторы «Магнат» Андрей Мелихов рассказал, что среди клиентов стали вновь востребованы такие же услуги, как и в предыдущие экономические кризисы.

«Заметно, что усилились корпоративные споры, споры между участниками и учредителями. Очень резко выросло количество обращений по вопросам банкротства и привлечения к субсидиарной ответственности. В день по несколько звонков, в неделю плюс один клиент. В связи с пандемией, естественно, люди стали менее дисциплинированы в плане оплаты оказанных юридических услуг. Может быть, у них денежные средства и есть, но в связи с тем, что они не знают, что будет в будущем, стараются их придерживать», — отметил А. Мелихов.

Все остальные в минусе

Опрошенные УрБК представители юридических фирм рассказали, что если и не фиксируют увеличение числа обращений по делам, связанным с банкротством, то рост их числа в ближайшее время прогнозируют.

«Банкротства не вошли в перечень неотложных дел, поэтому их рассмотрение в судах затягивалось. Кроме того, законодатель ввел мораторий на возбуждение новых дел о банкротстве в отношении субъектов, занятых в так называемых пострадавших отраслях. Но в этих отраслях работает значительное число компаний, то есть проблема неплатежей реальна, она была просто искусственно заморожена, и мы ожидаем резкий всплеск числа таких дел к весне будущего года», — объясняет старший партнер юридической фирмы INTELLECT Р. Речкин.

В юридической компании Veritas Law Office также ожидают роста числа банкротств только в будущем году.

«Что касается банкротств, то увеличение их числа, обусловленное влиянием на экономику, ожидается в феврале-марте 2021 года. И такой срок связан с необходимостью соблюдения установленных законодательством процедур. От момента неисполнения обязательства до принятия судом заявления о банкротстве проходит не менее 6-8 месяцев. А в текущей ситуации и того больше, в том числе и потому, что болеют судьи, рассмотрение дел часто переносится. В целом же мы прогнозируем дальнейший рост числа банкротств и связываем это не только с пандемией COVID-19, но и общим ухудшением экономической ситуации», — отмечает партнер юридического бюро Р. Лукичёв.

Говоря о ситуации с банкротствами среди субъектов МСП, управляющий партнер юридической компании «ЭНСО» А. Головченко отметил, что только в компании, где он работает, количество таких дел увеличилось в два раза. И на это моментально отреагировал рынок.

«Рынок наводнили юристы, специализирующиеся на банкротстве, что не очень хорошо, когда вчера юрист специализировался на одних видах услуг и в угоду рынку быстро переквалифицировался. Это приведет к снижению качества таких услуг и, возможно, обману клиента. Мы ожидаем, что к весне следующего года количество банкротств увеличится на 200-300%», — считает А. Головченко.

Развивая тему банкротств, собеседник добавил, что рынок юридических услуг также в ближайшее время будет сокращаться. Вместе с банкротствами МСП сократится число клиентов юридических фирм.

Банкротства уже начались

Увеличение числа обращений, связанных с банкротством, зафиксировали в еще одной опрошенной УрБК юридической компании «ЮС КОГЕНС». По словам управляющего партнера, директора юридической компании Светланы Корабель, в основном такие обращения поступают от субъектов малого и среднего бизнеса.

«Общего запрета на банкротство нет. Запрет не касается только определенных отраслей, поэтому эта работа продолжается. Все запросы по банкротствам увеличились», — говорит С. Корабель.

Юристы этой компании в пандемию COVID-19 также отметили увеличение числа обращений, связанных с правами наследования и завещаниями.

«Их не то чтобы миллион, но если раньше поступало два обращения в месяц, то теперь их десять», — говорит. С. Корабель.

Руководитель адвокатской конторы «Магнат» Андрей Мелихов считает, что подавать иски о банкротстве в среде субъектов бизнеса стало модно.

«Если откровенно, мораторий на банкротство был введен для государственных организаций, чтобы налоговая не подавала иски о признании организаций или физических лиц банкротами. А обычные кредиторы, коммерческие организации как подавали заявления о банкротстве, так и подают, и их достаточно много. Сейчас более модно выиграть дело и подать заявление о признании лица банкротом. Мотивировка очень простая: если лицо не банкрот, то это побудит его рассчитаться, если нет, то туда ему и дорога», — объясняет А. Мелихов.

По мнению руководителя адвокатской конторы «Магнат», подсчет количества банкротных дел нужно вести с учетом практики таких дел, рассмотренных в прошлые годы.

«Если считать банкротные дела, то их нужно считать с точки зрения всей тенденции рассмотрения таких дел еще с 2013 года. Рассмотрение таких дел началось, но не так активно. В 2017 году были внесены кардинальные изменения в банкротом законодательстве. Фактически это шоковая терапия для всего бизнеса. Научить бизнес отвечать за каждый шаг. В этом направлении государство у нас идет, и оно ничем не отличается от Германии, Франции. Только там это проходило с 1986 по 1993 год. Прогноз простой: сейчас мы вступили только в первую фазу банкротных дел. В этом году и в следующих будет увеличиваться не только количество дел о банкротстве, но и исполнение решений судов о банкротстве, поиск активов, удовлетворение требований кредиторов. Результативность этой работы мы тоже увидим в будущем. Если результативность такой процедуры будет видна, таких дел будет еще больше», — считает юрист А. Мелихов.


Полный текст статьи http://urbc.ru/1068099374-trend-na-bankrotstvo.html